Существует три главных механизма искажения исторической реальности: откровенная ложь, манипуляции историческими данными и ссылка на недостоверные источники.

Лжи о Николае II посвящен целый раздел нашего сайта «Мифы», а примерам манипуляций — отдельная статья.

Откровенная ложь рано или поздно разоблачается, как выявляются и манипуляции. Гораздо сложнее с источниками. Сомнительные источники, на которые любят ссылаться либералы и коммунисты делятся на два типа:

  1. Подлинные, написанные современниками Николая II, но субъективные и клеветнические
  2. Откровенно поддельные.

Первое место среди подлинных, но клеветнических источников о Николае II занимают «воспоминания» С. Ю. Витте.

 

SergeiWitte01548v

В советской исторической науке этот деятель, в числе немногих чиновников Империи, заслуживает положительных оценок (что уже наводит на определенные мысли).

Перед тем как проанализировать то, что написал этот «великий государственный деятель» ознакомимся собственно с его заслугами.

Будучи Министром Финансов, он добился введения «золотого стандарта», что существенно стабилизировало экономику. Этот успех – личная заслуга Витте. Так пишут учебники во всяком случае.

Правда сам Витте пишет «немного» по-другому:

«я вновь повторяю, что Россия металлическим золотым обращением обязана исключительно Императору Николаю II».

И это при всей ненависти Витте к Николаю II (Об этом чуть позже)

Как видим, сам Витте признавал ключевой не свою роль, а императора, но советским ученым виднее…

Второй неумолимой заслугой Витте считают мирный договор с Японией, по которому Россия, выходя из войны, теряла крайне мало. Это конечно прорыв, но опять же, это заслуга Витте или Николая II?

Ведь начав переговоры, Витте решил уступить Японцам весь Сахалин! Николай II потребовал от него прекратить подобные разговоры и не допустить передачи острова, а также не допустить уплаты контрибуции и передачи интернированных кораблей Японии. Николай II ссылался на то, что Япония пойдет на эти условия, так как сама находится в разбитом состоянии. Витте отнесся к этому скептически. Лишь жесткие требования и постоянные инструкции Николая II позволили заключить мир не только без контрибуций и передачи кораблей, но еще и с фактическим сохранением российского контроля над Северной Маньчжурией и КВЖД. Половину острова Сахалин удалось удержать в составе России, вопреки скепсису Витте.

Историк Петр Мультатули находит данные, что известие о мире вызвало в Японии чувство глубокой горечи. В стране был траур, среди офицеров были часты случаи самоубийства (харакири). Япония, вплоть до крушения императорской России, так и не стала единолично господствовать в Корее и в Маньчжурии.

Можно согласиться с мнением академика А. Н. Сахарова, что завершивший Русско-японскую войну Портсмутский мирный договор «вырос на почве общей заинтересованности не победившей Японии и не проигравшей войну России».

Сам Витте планировал заключить этот мир на совершенно других условиях. Ключевую роль сыграл лично Николай II и его директивы. Тем не менее, за качественную работу и выполнение воли императора, после заключения договора, Николай II наградил Витте графским титулом и предоставил должность главы Совета Министров.

Повышение ему «сорвало голову» . Он стал вести себя заносчиво и даже оскорблять императора. Менее чем через год он был отправлен в отставку.

После отставки Витте занялся написанием «Воспоминаний», порочащих императора. Исследователи отмечают:

«Отличительной особенностью воспоминаний является то самовосхваление, которым они дышат, можно сказать, от первой страницы до последней. В результате получается неизгладимое впечатление, что самая цель составления записок состояла исключительно в возвеличении себя и, увы, в принижении всех прочих современных ему русских государственных деятелей» (В. Гурко. Что есть и чего нѣтъ въ «Воспоминаніяхъ» графа С. Ю. Витте. // «Русская Лѣтопись». Книга вторая, Париж, 1922, стр. 61—62.)

 

Советские историки, конечно же отнеслись к «Воспоминаниям» позитивно и регулярно их издавали. Вот что пишет основатель марксистской исторической школы Покровский об этих мемуарах:

«Они являются настоящим рудником не всегда вполне достоверных анекдотов o жизни высшего общества, бюрократии и двора последних трех Романовых»

Даже большевики, несмотря на многочисленные перепечатки, видели в воспоминаниях «анекдотический характер».

Тем не менее, именно Воспоминания Витте становятся основным источником антиниколаевской пропаганды. Забавно, что в воспоминаниях Витте отмечает у Николая «самолюбивый характер» и редкую «злопамятность» – качества, которые у Николая не отмечает больше ни один современник, в то время как у самого Витте эти качества как раз прослеживаются четко.

 

Следующим спорным источником, о котором мы поговорим в этой статье является дневник Николая II.

 

011labfiqr1289649195

Для тех, кто его читал он как минимум может показаться странным. Он наполнен описаниями еды, прогулок и описаниями погоды, в то время как значимые для Николая II события там вообще игнорируются, либо упоминаются вскользь.

Кроме того, дневник переполнен сценами убийства Николаем II кошек и ворон:

  • «…я продолжал прогулку и убил пять ворон.»
  • «…Долго гулял, убил три вороны…»
  • «…Гулял с Дмитрием в последний раз. Убил кошку.»

Подобного рода записи конечно вызывают сомнения. Не тем был человеком Николай II, чтоб развлекаться убивая кошек, вместо занятий делами.

Но главное: дневник содержит информацию об отречении царя. (Конечно же в легкомысленной форме)

  • 2 марта 1917. нужно моё отречение. <…> Я согласился.
  • 3 марта 1917. Спал долго и крепко.

Сам факт отречения вызывает серьезные сомнения современных исследователей, одним из доказательств подлинности «отречения» служит как раз дневниковая запись.

В тоже время подлинность дневника, мягко говоря, вызывает вопросы.


Аргумент 1. Сведения Покровского.

Дело в том, что с дневником царя в 1918 году работал советский историк Покровский. И вот что он пишет:

«То, что я успел прочесть, дневники за время революции, интересно выше всякой меры и жестоко обличают не Николая (этот человек умел молчать!), а Керенского»!

(Цитата воспроизведена по работе Петра Мультатули «ПРОБЛЕМА ФАЛЬСИФИКАЦИИ ЛИЧНЫХ БУМАГ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ» со ссылкой на РГАСПИ. Ф. 147. Оп.1, д. 49).

Но в дневнике (по крайней мере в том, что выдают за дневник) нет той информации, о который говорит Покровский!

Покровского этот документ заинтересовал В ВЫСШЕЙ СТЕПЕНИ. Но вместо важной информации, там содержаться лишь отчеты об убийствах кошек и ворон.

Покровский вероятно читал другой дневник. А раз Покровский читал оригинал, то вероятно перед нами подлог.

Примечательно, что Покровский, который заметил в дневнике императора кладезь информации пишет, что позже дневники у него отобрали :

«Правда» в лице Сосновского аннексировала эти самые бумаги, забрав ключ от команты, привезя своего фотографа /…/ Все это стоило мало приятного, что уже из одного этого я бы отложил дальнейшее до приезда Свердлова (он сейчас в Питере)».

Историк Петр Мультатули в работе «ПРОБЛЕМА ФАЛЬСИФИКАЦИИ ЛИЧНЫХ БУМАГ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ» со ссылкой на РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3, д. 134 приводит данные о том, что судьбу этих бумаг решало совещание Политбюру. Согласно протоколу от 16 февраля 1921, на этом совещании «присутствовали: т.т. Ленин, Сталин, Крестинский, Рудзутак, Андреев, Рыков, Томский, Бухарин, Фомин, Красин, Лежава».

Ознакомиться и издать было поручено «т.т. Радеку и Каменеву». Причем им же было поручено подготовить материалы для передачи на запад с целью последующего издательства.

Как эти «товарищи ознакомились» мы можем оценить в полной в мере. Из кладезя информации, о котором говорил большевик Покровский, дневники превратились в хронику обедов и убийства ворон.

Кстати этим же «товарищам» поручили заняться изданием переписки Николая II с Александрой Федоровной и Вильгельмом II.


Аргумент 2. Сопоставлением с другими источниками.

Имеются нестыковки дневника и камер-фурьерского журнала за май 1915 г., ведущийся параллельно Дневнику Николая II за то же время. Встречаются противоречия и нестыковки и в других документах, например нестыкуются записи дневника за май и июнь 1918 года с данными книги дежурств «Дома особого назначения». Эти нестыковки проанализированы в книге Петра Мультатули «Император Николай II: отречение которого не было».


Аргумент 3. Прецеденты доказанной подделки дневников царского окружения.

Имеется доказанный факт написания фальшивых «дневников» фрейлины Анны Вырубовой и Григория Распутина.

Примечательно, что «дневник» Вырубовой активно печатался советской прессой. Разоблачить дневник помогла сама Вырубова, узнавшая о нем, находясь в эмиграции.

В книге руководителя Федеральной архивной службы Россиичлена-корреспондента РАН В. П. Козлова написано по этому поводу:

Вся совокупность элементов «прикрытия» фальсификации, богатейший фактический материал говорят о том, что перо фальсификатора находилось в руках историка-профессионала, не только прекрасно ориентировавшегося в фактах и исторических источниках рубежа двух столетий, но и владевшего соответствующими профессиональными навыками. Уже первые критические выступления намекали на фамилию известного литературоведа и историка, археографа и библиографа П. Е. Щёголева.

Имея исторический прецедент подделки советскими учеными дневников царского окружения, неужели имеются основания доверять честности советских издателей в публикации дневника самого Николая II? Подлинность как минимум должна вызывать серьезные сомнения.

Учитывая два предыдущих аргумента, а главное конечно же сведения от Покровского, факт подлога становится практически очевидным. (Покровский указывает на интересные сведения о Керенском, которых в том, что выдают последние 70 лет за дневник нет)


Данные факты позволяют сделать вывод о подложности источника. Хотя официально и окончательно утверждать об этом можно будет лишь после графологической экспертизы, которой пока к сожалению не проводилось.


Необходимо отметить, что подлинность дневника подвергалась сомнению рядом ученых, например, аргументы в пользу подложности содержатся в книге кандидата исторических наук Петра Мультатули «Император Николай II: отречение которого не было», а также в работе этого же ученого «ПРОБЛЕМА ФАЛЬСИФИКАЦИИ ЛИЧНЫХ БУМАГ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ»


 

Автор: Василий Андреев