Революция 1917 года не была подавлена лишь по одной причине. Многие царские генералы совершили факт государственной измены и вместо исполнения приказа на подавление восстания свергли царя, встав на сторону взбунтовавшихся либералов.

«Герои» нашего рассказа долгое время работали под маской патриотов, желая завоевать расположение императора и предали его лишь в последний момент, единовременно и единогласно.


Доску позора открывает начальник Главного Штаба Генерал Алексеев

h_1308171713_734127daf3

Именно он блокировал своевременное поступление информации о событиях в Петербурге Николаю II. Именно он пытался остановить Николая II от решительных мер по наведению порядка в бунтующей столице.

Генерал находился в разработке царских спецслужб, но расследование не было завершено вовремя. Вплоть до рокового часа Николай II считал Алексеева другом и надежным подданным.

Показания директора Департамента Полиции А.Т. Васильева:

«Гучков, Милюков и Родзянко несомненно старались привлечь командование, прежде всего генералов Рузского и Алексеева, на сторону Думы. Незадолго до этого я заметил, что часть переписки не проходит через почту, а пересылается с помощью специальных почтальонов и потому мне недоступна. Но, хотя мне приходилось довольствоваться только тщательно скрытыми намёками в письмах, которые удавалось получить, но и их оказалось достаточно, чтобы дать представление о вероломной деятельности всей компании»

Позже было перехвачено донесение английского разведчика Брюса Локкарта в Лондон от 21 декабря 1916 г. со словами Г.Е. Львова о совместном обеде прошлым вечером наедине с М.В. Алексеевым, который сказал: «Император не изменится. Нам надо менять Императора» [А.Б. Давидсон «Февраль 1917 года. Политическая жизнь Петрограда глазами союзников» // «Новая и новейшая история», 2007, №1].

Интересным является также сохранившиеся донесение капитана Малейси от 8 апреля 1917 г. , которое сохранилось в архиве А. Тома:

«Франции нужно всемерно противиться расчленению России, к чему тайно стремится Англия ради своего доминирования».

«Цель Англии весьма проста – прежде всего разгромить Германию, но с одновременным уменьшением влияния России во имя обеспечения собственного мирового господства. Англия сражается с центральными державами, дальновидно подготовляя элементы урегулирования, ведя двойную игру».

«менее открыто, но эффективно действовал ген. Алексеев по договоренности с большинством генералов, в том числе с Рузским и Брусиловым».

«Алексеев уже давно контактировал с Гучковым, втайне содействуя всем своим авторитетом в армии ходу последующих событий».

«Видным организатором выступил британский посол сэр Дж. Бьюкенен, верховодивший всем заодно с Гучковым. В дни революции русские агенты на английской службе пачками раздавали рубли солдатам, побуждая их нацепить красные кокарды. Я могу назвать номера домов в тех кварталах Петрограда, где размещались агенты, а поблизости должны были проходить запасные солдаты».

Англия «перешла на сторону революции и её спровоцировала. Лорд Мильнер во время пребывания в Петрограде, это вполне установленный факт, решительно подталкивал Гучкова к революции, а после его отъезда английский посол превратился, если можно так выразиться, в суфлёра драмы и ни на минуту не покидал кулис» [«Революция глазами второго бюро» (публ. О.Ф. Соловьёва) // «Свободная мысль», 1997, №9, с.103-104].

Именно генерал Алексеев арестовал царя 8 марта 1917 года.


Следующим по масштабу предательства становится генерал Рузский. Начальник Северного Фронта

Рузский_Николай_Владимирович

Именно он зарекомендовал себя как верный и надежный подданный. Когда началась революция именно к нему прибыл император в надежде на верность вверенных ему войск Северного Фронта.

Несмотря на созданную иллюзию верности, Рузский оказался изменником.

Прибывший к нему царский поезд окружили, от царского имени отправили ряд телеграмм, Рузский публично нарушил клятву на верность императору. Там же, на станции «Дно» под Псковом, было симулировано отречение.

Николай, поняв, что его предали, попытался заручиться поддержкой других генералов, но Рузский и Алексеев угрозами и шантажом вынудили и других генералов присоединиться к заговору.


Генерал Брусилов.

0_6259c28ca551ffd999b31dd2e24fff21

Измена царю и желание угодить большевикам свили вокруг Брусилова тот самый ореол славы, которым он окутан до сих пор.

Да, надо признать, он был не плохим руководителем, но заслуги его мягко скажем крайне сильно преувеличены.

В историю Брусилов вошел как командующий «единственной успешной» для России военной операции Первой Мировой — Брусиловского Прорыва.

Здесь несколько поправочек.

1) Брусиловский прорыв — одна из 16 победоносных для Русской Армии операций и уж ни как не единственная. (Подробнее здесь)

2) Сам по себе «Брусиловский Прорыв» в действительности более Николаевский, чем Брусиловскийю

Почему то совершенно забыто, что план начальника Генерального Штаба генерала М.В. Алексеева предусматривал широкий охватывающий удар по противнику силами всех фронтов, за исключением фронта Брусилова. Именно решением Николая II было сделано ровно наоборот. Всем фронтам было приказано обороняться и только Брусилов получил приказ наступать. Величайшая наступательная операция должна называться Николаевским прорывом, а не Брусиловским. Принятие этого личного решения, идущего вопреки плану Генштаба, как не трудно догадаться требовало решительности именно с Николаевской стороны.

Причем разработка операции, вплоть до деталей была поручена талантливому но скромному артиллеристу генералу М.В. Ханжину.

Участие Брусилова в «Брусиловском» прорыве было незначительным.

Именно поэтому, когда после проведения операции, Брусилов подкатил к Николаю II с проектом собственного награждения Георгиевским Крестом II степени, а также Георгиевским Оружием с бриллиантами,  Николай не понял. Совершенно не жадный на награды Николай II, награду Георгиевским Крестом отклонил, ходя оружие с бриллиантами все же выдал.

Истинный разработчик конкретного плана «Брусиловского» прорыва — генерал-майор Ханжин ни о каком награждении не просил, но Николай, командовавший прорывом, его не только наградил Георгиевским оружием, но и повысил до генерал-лейтенанта. Но все это осталось в тени липовых советских «историков»

Вообще военная «карьера» (если то что было у Брусилова можно так назвать) довольно странная.

Все должности, вплоть до генерал-майора включительно он получил резвясь с лошадками… Это не шутка. Он служил учителем верховой езды. Втеревшись в доверие к любителю лошадей князю Николаю Николаевичу, никогда ни чем предварительно не командуя, Брусилов получил вторую гвардейскую дивизию. Через короткий срок он уже командовал корпусом.

Отличительной чертой Брусилова было постоянное умение «подкрашиваться». В момент февральской революции  1917 года Бурсилов конечно-же примкнул к либералам, которые ему предложили должность главнокомандующего. Когда либералы стали терять власть, он без зазрений совести переметнулся к Троцкому.

Сохранились данные о том, как это бывший царский генерал, который клялся на верность Царю, носился перед солдатами с красной тряпкой и кричал «Я вождь революционной армии», но солдаты прогоняли его по свист и хохот.

Источник: П.В. Мультатули «Господь да благословит решение мое…»…Император Николай II во главе действующей армии и заговор генералов» (СПб.: Сатисъ, 2002).


Изучая подлые натуры оборотней великой войны: изменников и предателей, клявшихся царю в верности не понимаешь, как же Николай II мог держать их около себя… Но историческая факт состоит в том, что проявили себя эти изменники лишь в момент потрясений. Все образованные, все выполняли приказы и имели отличные репутации. Единственное, в чем можно их было упрекнуть, так это в безграничной гордости. Эта черта связывала их всех, но в общении с императором они это качество конечно не проявляли…

«С весны по осень 1916 года окончательно складывается заговор с целью устранения Царя, подготавливаемый левыми партиями и масонскими ложами. Военная масонская ложа, куда (как потом выяснилось) входил начальник Верховного штаба Алексеев, бывший военный министр Поливанов, главнокомандующий армиями Северо-Западного и Северного фронтов Рузский, член Государственной Думы Гучков и целый ряд других высокопоставленных лиц, разработала план, согласно которому предполагалось заставить Царя отречься» — указывал историк Олег Платонов.

Эти оборотни были не только нравственно падшими людьми, но еще и рабами своего рода секты, о которой говорит Платонов.

В той или иной степени в заговор вошли все командиры фронтов.

Все командующие фронтами, в роковой момент 2 марта 1917 года изменили Родине и Николаю II.

Их имена:

  • Алексеев (Начальник Главного Штаба)
  • Эверт А. Е. (Западный фронт),
  • Брусилов А. А. (Юго-Западный фронт),
  • Сахаров В. В. (Румынский фронт),
  • Рузский  (Северный фронт)
  • Непенин А. И. (Балтийский флот)

Не встал на сторону заговорщиков, но и не встал на защиту царя адмирал Колчак, командующий Черноморским Флотом.

На этих людях лежит вина предательства.  Позже эти люди, кроме Брусилова, поймут что натворили и уйдут в белое движение, но ни кого из них там не ждало удачи.

Их ждали нелепыте смерти…

  • Сахаров в 1920 расстрелян «зелеными» близ Карасубазара в Крыму.
  • Нелепин уже в 1917 убит в порту пьяным матросом
  • Рузский в 1918 году убит кинжалом на кладбище в Есентуках
  • Алексеев в 1918 умер от внезапного воспаления легких